Заложник пророчества

154Николай II – последний российский император, царствование которого завершилось тягчайшими для страны последствиями: двумя революциями с ликвидацией монар­хии, утверждением жестокого коммунистического режима и Гражданской войной. Примечательно, что сам император неоднократно получал страшные пророчества. Похоже, злой рок висел над династией Романовых и всей Россией в целом…

 Предсказание буддийского монаха

Первое пророчество Николай Рома­нов услышал еще в 1891 году во время поездки в Японию. Наследник престола посетил известного в Стране восходя­щего солнца слепого буддийского мо- наха-предсказателя по имени Теракуто. Тот поведал ему следующее: «Опасность витает над твоей главой, но смерть от­ступит, и трость будет сильнее меча, и трость засияет блеском. Два венца суждены тебе – земной и небесный. Великие скорби и потрясения ждут тебя и страну твою. Ты будешь бороться за всех, и все будут против тебя. На краю бездны цветут красивые цветы, дети рвутся к цветам и падают в бездну, если не слушают предупреждений отца. Ты принесешь жертву за весь свой народ, как искупитель за его безрассудства…»

Предсказание начало сбываться уже через несколько дней: на наследника престола напал самурай-фанатик и на­нес ему удар саблей. Но от смерти его спас греческий принц Георг, который сбил остервенелого японца с ног сво­ей бамбуковой тростью. Отец Николая, Александр III, распорядился эту трость, оказавшуюся «сильнее меча», осыпать алмазами, чтобы она «засияла блеском».

 Пророчество Кейро

Незадолго до коронации в 1894 году судьбу Николая II предсказал другой яс­новидящий – граф Луис Хамон, более известный под именем Кейро. Он сде­лал горький прогноз, не подозревая, о ком идет речь: «Кто бы ни был этот че­ловек, дата его рождения, числа и дру­гие данные показывают, что в течение своей жизни он часто будет иметь дело с опасностью ужасов войны и крово­пролития… Его имя будет скреплено с двумя самыми кровавыми и прокляты­ми войнами, которые были когда-либо известны, и… в конце второй войны он потеряет все, что он любил больше все­го; его семья будет вырезана и сам он будет насильственно убит».

Эдуард VII, король Великобритании, по просьбе которого было сделано это пророчество, не преминул передать его Николаю. Тот поначалу не поверил, но личная встреча с ясновидящим убедила его в том, что все так и будет.

 Два пророчества из прошлого

В 1901 году Николай II получил еще одно предсказание. Оно было сделано православным монахом Авелем и по распоряжению императора Павла I сто лет лежало запечатанным в ларце. «Ни­колай Второй – святой царь, Иову много­страдальному подобный, – значилось в нем. – Он будет иметь разум Христов, долготерпение и чистоту голубиную. На венок терновый сменит он корону цар­скую, предан будет народом своим, как некогда Сын Божий. Искупитель будет, искупит собой народ свой – бескров­ной жертве подобно. Война будет, вели­кая война, мировая. По воздуху люди, как птицы, летать будут, под водою, как рыбы, плавать, серою зловонною друг друга истреблять начнут. Накануне побе­ды рухнет престол царский. Измена же будет расти и умножаться. И предан бу­дет правнук твой, многие потомки твои убелят одежду кровию агнца. Мужик с топором возьмет в безумии власть, но и сам опосля восплачется. Наступит воис­тину казнь египетская…»

А в 1903 году Николай II получил еще одно письмо из прошлого – от преподоб­ного Серафима Саровского, написан­ное еще в 1832 году. На конверте была пугающая надпись: «Последнему царю». А в письме великий старец вещал: «Идет последнее царствование, государь и наследник примут насильственную смерть». По свидетельствам приближен­ных, когда государь прочитал послание, он горько и безутешно заплакал.

 Распутин предсказал…

Григорий Распутин

Григорий Распутин

Наконец, последнее пророчество Ни­колай II получил от Григория Распутина в 1916 году: «Предчувствую, что умру до 1 января 1917 года, и если я буду убит обычными убийцами, особенно своими братьями – русскими крестья­нами, то ты, русский царь, не должен ничего бояться, ты останешься на тро­не и будешь править. Но если я буду убит боярами и дворянами, если они прольют мою кровь, и она останется на руках их, то двадцать пять лет им будет не отмыть моей крови со своих рук. Им придется бежать из России. Братья бу­дут убивать братьев, все будут друг дру­га ненавидеть, и через двадцать пять лет ни одного дворянина в России не останется. Царь земли Русской! …если в моей смерти виновен кто-то из твоих родичей, то скажу тебе: никто из твоей семьи, никто из твоих детей и родных не проживет более двух лет. А если и проживет, то будет о смерти молить Бога, ибо увидит позор и срам Русской земли, пришествие антихриста, мор, нищету, порушенные Храмы Божьи, святыни оплеванные, где каждый ста­нет мертвецом. Русский Царь, убит ты будешь русским народом, а сам народ проклят будет и станет орудием дьяво­ла… Три раза по двадцать пять лет будут разбойники черные, слуги антихристо­вы истреблять народ русский и веру православную…»

 Конституцию не давать!

Но еще за несколько лет до Распутина в царских покоях побывали два фран­цузских мага. Первый из них, Филипп Низье, предсказал рождение наслед­ника в 1904 году, поражение России в Русско-японской войне и революцию 1917 года, которая завершится паде­нием монархии, гибелью многих хри­стиан и самого царского семейства. Другой французский оккультист, Папюс, по просьбе государя вызвал дух его отца Александра III. В полной тишине, в присутствии царствующих супругов и адъютанта императора, Папюс мелом начертил на полу магические знаки и произнес заклинания. Вслед за этим глаза его закатились, он задрожал, а потом обмяк в кресле, как тряпичная кукла. Какое-то время он молчал, а по­том вдруг заговорил утробным голосом:

– Ты должен во что бы то ни стало подавить начинающуюся революцию… Но, увы, она потом еще возродится, и тогда катастрофа неизбежна… Что бы ни случилось, мужайся, сын мой, и не прекращай борьбы.

Оцепеневший от ужаса Николай II бу­равил взглядом медиума:

– Что? Что он еще говорит? Значит, не давать конституцию?

– Значит, не давать, – глухо подтвер­дил голосом умершего царя Папюс.

Сеанс закончился, Папюс вышел из транса, но все четверо продолжали сидеть в напряженном молчании. Пер­вой заговорила императрица, спросив, можно ли предотвратить предвозве­стие. Папюс задумался:

– Пожалуй, я смогу…

Несколько следующих суток он про­вел, запершись в комнате, изучая каб­балистические таблицы, а потом вышел и пообещал царской чете выполнить их просьбу. При этом добавил, что магиче­ская защита будет иметь силу лишь до тех пор, пока он сам не исчезнет «с фи­зического плана».

В 1916 году незадолго до своей смер­ти Папюс в третий раз посетил Россию, где гадал Николаю II на картах Таро. Он предсказал, что война с Германией не­отвратима и здесь уже никакая магия не поможет. Впоследствии, услышав о кончине мага, императрица написала мужу на фронт: «Папюс умер, значит, мы обречены».

 Попытки сопротивления злому року

Уже в наше время были расшифро­ваны катрены Нострадамуса о России, в которых говорилось об ужасной уча­сти царя и тяжелой судьбе всего рус­ского народа. Их Николай II, разумеет­ся, не читал. Но и всего того, что стало ему известно, оказалось достаточно, чтобы безоговорочно поверить в чер­ную судьбу. Он и поверил. И все-таки обреченный монарх пытался сопротив­ляться предсказаниям. Так, например, в марте 1905 года на встрече с иерар­хами Русской православной церкви он внес поразившее всех предложение: восстановить патриаршество, когда-то отмененное Петром I. При этом в каче­стве патриарха Николай II предложил… себя. Члены Священного синода расте­рянно молчали. Царь выдержал паузу, а затем, поняв, что ответа не получит, поклонился и вышел – он решил поко­риться судьбе.

Но еще раньше, в 1899 году, импера­тор впервые попытался идти наперекор мрачным предсказаниям, выступив на Гаагской мирной конференции с заяв­лением о недопустимости дальнейшей гонки вооружений, чем несказанно уди­вил всех политиков. Никто не знал, что толкнуло царя на столь беспрецедент­ный шаг. Вторая мирная конференция состоялась в 1907 году, но те же пред­ложения российского правительства снова не были приняты. Кроме того, Николай II лично предпринимал массу усилий, чтобы не допустить ни Япон­ской, ни Первой мировой войны, но все тщетно… Таким образом, Николай II стал фаталистом, заложником проро­честв. С этого времени он безропотно нес свой крест, как мог управлял Росси­ей, зная, что изменить ничего уже нель­зя. Этим и была в основном обусловле­на репутация Николая II как слабого и безвольного царя.

Известно, что на Рождество, 6 янва­ря 1905 года, во время салюта из пу­шек Петропавловской крепости одно из орудий вместо холостого патрона оши­бочно было заряжено картечью. Заряд угодил в окна Зимнего дворца и бесед­ку, где в это время находился Николай II со свитой. Все были ужасно напуга­ны, кроме самого царя, который даже бровью не повел. А когда царю льстиво заявили о его необычайном самообла­дании, он в ответ сухо произнес:

– До восемнадцатого года я ничего не боюсь…

Аркадий Вяткин

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)