Заместители смерти

Картина Чёрный ангелСуществует гипотеза, согласно которой мозг человека идентичен не косной и безжизненной, а мыслящей Вселенной. Причем мыслительные процессы ее неизмеримо выше по проникновению в суть вещей, нежели скромные наши. Поэтому некоторые ученые, в том числе теологи, склоняются к тому, что понятие Бога сводимо к понятию мысли в универсальной всепроникающей ее ипостаси. Коли так, стоит ли поражаться загадочному феномену “заместителя смерти”, когда кто-либо берет на себя добровольное обязательство без промедления скончаться, дабы жил кто-либо другой, кто в данный момент или в недалеком будущем нужнее, полезнее для людей и общества.
Удивляться, конечно, стоит, потому что феномен, прижившись в веках, проявляясь довольно часто и относительно повсеместно, продолжает удивлять, прежде всего, врачей-реаниматологов, совсем не удивляя священнослужителей: в летописных хрониках всякого уважающего себя прихода непременно отыщется дюжина фактов, подробно описывающих покидания земной юдоли абсолютно здоровыми, молодыми монахами и монахинями. Что называется, в пользу благих дел высших по чину и мудрости престарелых церковных настоятелей либо отмеченных пророческими дарами и святостью старцев.

Но, чтобы получить представление о том, как замещение выглядит в повседневной реальности, открывая череду только недавних событий, начнем с события, имевшего место в 2006 году в Италии, в Парме, в среде прихожан собора Санта Мария делла Стеката. Началось чудо, которое газеты поспешили назвать великим, с того, что на руках, ногах, на лбах самых ревностных верующих – числом четырнадцать – открылись раны-Стигматы, а вырезанная из дерева статуя Христа заплакала кровавыми слезами. Следы жидкости, напоминающей кровь, обнаружили также на стеклах витражей, на каменных колоннах, на переплетах книг библиотеки храма.
Чудеса совпали по времени с начавшимися тяжелыми недугами двух местоблюстителей – отцов Лоренцо и Лучано. Прихожане усмотрали в этом недобрый знак. Распростронились даже слухи, будто, если священники умрут, собор – один изи старейших в стране – непременно рухнет. Что предпринять? Вспомнили о том, что в Пармской обители еще в средневековье широко практиковались обряды замещения, когда обреченные клирики не только на протяжении нескольких часов выздоравливали, но, “преззрев тлен, жили весьма деятельно – кто десять кто пятнадцать, кто двадцать лет”. О сомнительной затее прознали правоохранительные органы квалифицировавшие ее, как умышленное убийство, за которое положено отвечать по всей строгости закона – вплоть до пожизненного заключения. К умирающим священникам были приставлены полицейские и опытный врач-реаниматор.
Как позже отметил в рапорте один из шефов Пармской полиции Умберто Ботонари, увиденное и прочувствованное им и другими свидетелями, выходит за рамки здравомыслия. “Все ж, это было на самом деле!”, – не пытаясь сдерживать эмоции, восклицает полицейский. И доносит о том, что в изолированной реанимационной, напичканной умной электроникой палате, сначала был зарегистрирован факт клинической смерти отцов Лоренцо и Лучано. Затем приборы выдали пик активности мозговой и сердечной деятельности. Нормализовались другие физиологические параметры. “Без посторонней помощи покидая клинику, известные каждому горожанину служители делла Стекаты отрицали, что за них, вместо них, для них умерли двое прихожан, но мы-то располагаем теперь данными о смерти двух монахинь, ровно в тот же промежуток времени – до секунды – в притворе собора, о чем есть свидетельство персонала автомобиля неотложной помощи, безуспешно старавшиеся провести реанимационные мероприятия, пытавшихся доставить тела в морг для вскрытия, что сделать не позволили священники, мотивировавшие тем, что кончина их сестер – внутреннее дело церкви”, – докладывал полицейский.
Однако вскрытие, показавшее, что внутренние органы монахинь в идеальном состоянии, было, благодаря вмешательству Ватикана, сделано. Дело о косвенно доказанном преднамеренном убийстве спустили на тормозах. Умберто Ботонари, сам прихожанин собора Мария делла Стеката, похоже, даже рад был подобному повороту, так как не устает повторять, что Бог всесилен, и тех, кто ему предан душой и плотью, не годиться обвинять в безнравственности выбора. Как бы то ни было, отцы Лоренцо и Лучано продолжают исправно нести крест безропотного служения.

Иной раз по принуждению умирают, “замещая других”, если возникает нужда, наравне с искренними верующими, и прожженные атеисты, более того, преступники. О подобном случае проинформировала читателей аргентинская газета “Столичный экспресс”. Репортер Стэн Лабос, принимая участие в полицейской операции по блокированию и изъятию партии героина общим весом две тонны, был взят в заложники. В обмен на жизнь журналиста преступники попросили “мелкую мелочь – безопасный вывоз из зоны перестрелки их босса и самого молодого члена банды”. Неохотно, но полицейские согласились, хотя заполучить матерого “отравителя нации” было делом чести. Что касается юноши, то офицеры не могли взять в толк, почему его спасение приравнивалось к ценности жизни авторитета. Начинающий бандит не являлся ему даже родственником. И роли шофера ему тоже не отводили. Вести машину по условиям “соглашения” должен был Лабос. Все прояснилось через двое суток, когда босс бандитов в завидном здоровье на быстроходной яхте вышел в воды Атлантики, попросив репортера подробно рассказать читающей публике о том, что таких- как он, смерть не берет. И вскоре следует ждать его возвращение в Кордову, где он намерен достойно наказать обидчиков-полицейских, чтобы как прежде, спокойно и безнаказанно продолжить бизнес.
Дерзость Лабоса, возразившего, что отныне никто не позволит умывать молодежь героиновой кровью, бандита лишь позабавила. “Я испанец наполовину. Моя фамилия Чеканес. Древний род, которому всегда фартило в том, что касается обманов. Ты же видел, как я обвел вокруг пальца смерть. Неужели ты сомневаешься, что людей сложнее обмануть, раз уж я кинул смерть?”, – простодушно осведомился героиновый босс. По словам Стэна Лабоса, когда он услышал такое, все в нем опустилось, ибо “бегство обреченного человека от неминуемой кончины, вызванной ужасающими ранами и сильной кровопотерей, неизмеримо превосходило самое смелое чудо”. Это не попадало даже в разряд фантастики. Это было сверхъестественным. И Лабос, предполагая, что в основе чудес – магия, переплетенная корнями с языческими методами воздействия на психику и физиологию, делится впечатлениями о том, как это было. Делится, замечая, что на протяжении “непонятных трансформаций” его не оставляло впечатление присутствия “кого-то, кто всесилен, кто совсем рядом, кто согласен на благодарность жизнью за жизнь”.
Живописание пыток инквизиции, оставленное средневековыми авторами, меркнет перед ужасами, которые на магическом сеансе проделали с молодым бандитом подручные “героинового босса”, дабы спасти его. Юноша в прямом смысле был принесен в жертву. Лабос, например, пишет, что молодого бандита освежевали, словно барана, живьем сняв с него кожу, а дымящейся кровью умастили умирающего с ног до головы. Босс был положен на извивающееся от болевого шока тело, и лежал, как безвольная кукла, до тех пор, пока раны “неестественно быстро, прямо на глазах затянулись”. Чеканес встал на четвереньки, потом в полный рост после того, как один из бандитов оглушительно крикнул: “Встать!”. Он встал, и, будучи в здравом уме, прекратил муки своего окровавленного спасителя. Пережитые ужасы Стэн Лабос расценивает, как незаурядную, но, тем не менее, магию, широко распространенную в давние времена на его родине. На вопрос, магия ли приведенные выше истории, знаток древнейших и новейших колдовских обрядов, автор интереснейших книг и статей Стюарт Гордон, несомненно, ответил бы утвердительно, потому что, по его мнению, магия – это искусство влиять на внешний мир, как угодно вольно переделывая, перекраивая его силой воображения. Точнее не скажешь. Да, и нужно ли?

1 комментарий

  1. Очень интересно и страшно.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)